ПИСЬМА ИМАМА ШАМИЛЯ

 Имам Шамиль - вождь освободительного движения горцев, создатель имамата - военно-теократического государственного образования, просуществовавшего с 1834 по 1859 год, - заметная личность в истории Кавказа 19 века. Время сохранило ряд реликвий – предметов и документов, связанных с жизнью Шамиля. В 1936-1937 гг. сотрудники Государственного Исторического музея Москвы в ходе Северо-Кавказской экспедиции по Чечне и Дагестану обследовали места, связанные с событиями Кавказской войны 1817-1864 гг. Наряду с большим количеством бытового и этнографического материала: одежды, обуви, ювелирных изделий, оружия - был собран ценный комплекс документальных памятников. В их числе - 70 документов периода 30-х - 60-х гг. 19 века. 23 из них были написаны самим Шамилем и скреплены его печатью. Еще 10 документов имели его резолюции. Остальные написаны соратниками Шамиля. Эти письма и документы находятся в собрании ГИМ.

Экспертами отдела письменных источников музея письма Шамиля разделены по содержанию на три группы. Большая часть - личные распоряжения и приказы имама Шамиля, касающиеся снабжения его армии продовольствием. Вторая группа документов – письма по проблеме обеспечения армии оружием. Из них видно, как Шамиль ставил перед своими помощниками вопросы о железно-рудных разработках, о специалистах-металлургах, об оружейниках. Третья группа писем - о строительстве укреплений. Все письма – интересное свидетельство эпохи. Для современного человека непонятно, например, почему они написаны на очень  небольших листочках, некоторые - размером всего 5х6 сантиметров. При этом каждый скреплен печатью. Но у горцев в то время была проблема с бумагой, и порой имам использовал для своих письменных указаний даже оборотную сторону других документов.

В 30-40 годы 20 века письма имама Шамиля были описаны и исследованы. Руководила этой работой старейшая сотрудница ГИМ Анна Борисовна Заакс - специалист-музейщик с мировым именем. Сотрудники музея предоставили все материалы Северо- Кавказской экспедиции для копирования коллегам и научным работникам Чечни, Дагестана и других регионов.
А через 60 лет собрание ГИМ пополнилось еще 19 документами, связанными с именем имама Шамиля. Документы эти еще до начала Первой мировой войны 20 века были вывезены из России. Они хранились в личном архиве предводителя Российского дворянского собрания Северной Америки князя А.П. Щербатова. Во время визита в США Президента РФ В. Путина князь принял решение о возвращении этих реликвий в Россию. Церемония их передачи состоялась в ноябре 2001 года. Из 19 поступивших в музей писем, только одно написано рукой самого Шамиля по-арабски. Еще три от его имени написаны писарем и имеют подпись имама. Остальные документы - это переводы писем Шамиля, подлинники которых, скорее всего, не сохранились Переводы на русский (иногда на французский) язык были выполнены чиновниками Азиатского департамента или офицерами царской армии. Документы относятся к периоду 1859-1871 гг.

 Эти письма Имам Шамиль писал уже в преклонном возрасте. После того, как летом 1859 года он сдался на милость русского царя, Шамиль жил в основном в Калуге, ездил в Киев, Казань. Письма его отражают  новое отношение к Российскому государству, переоценку идеи противостояния с Россией. Обращаясь, например, к князю Александру Барятинскому, пленившему его, Шамиль называет его своим благодетелем, постоянно справляется о его здоровье. А в одном из писем поздравляет Барятинского по случаю вручения ему Александром  II сабли с бриллиантами за водворение порядка в Закавказском крае.

Письмо Шамиля (1868 г.) обращено, предположительно, к Цесаревичу, будущему императору Александру III. Шамиль пишет: «Ваше императорское высочество! В настоящее время, будучи дряхл и слаб моим здоровьем, боюсь, что как бы без святого моего обета не пришлось мне расстаться с земною жизнью, и потому обращаюсь к Вашему императорскому высочеству с самой искренней просьбой: исходатайствовать у государя-императора разрешение отправиться мне с семейством для исполнения святого обета и, вместе с тем, пристроить моих взрослых дочерей, оставив в России дорогих сыновей моих». Просьба Шамиля о разрешении посетить святое для мусульман место - Мекку была удовлетворена. Однако в ходе этого путешествия Шамиль скончался в 1871 году.

С письмами имама Шамиля, поступившими в ГИМ в конце 2001 года, идет серьезная исследовательская работа: сверка переводов, изучение их экспертами музейного дела и историками.
 
НЕ ИЗДАННОЕ ПИСЬМО ШАМИЛЯ
 [опубликовано 23 Декабря 2008]
Крачковский И.Ю.

Среди обширной литературы первоисточников о Шамиле его письма в арабском оригинале до сих пор остаются неизвестными. Едва ли теперь можно участь сколько-нибудь точно, какое количество их сохранилось, и где они в настоящее время находятся…

Арабские письма Шамиля важны не только как непосредственный первоисточник для его истории в некоторых не всегда освещенных деталях. Для арабиста они интересны как документы проникновения арабского языка на Кавказ, совершавшегося в сравнительно позднюю эпоху. Шамиль считался одним из выдающихся «арабистов» своего времени на Кавказе (Ср.отзыв о нем в этом смысле проф. А. Казембека в письме Garcin de Tassy, J.A., s.5, t.XY, 1860, 270-271).; изучение связанных с его именем писем представляет любопытную задачу для освещения пережитков арабского средневековья в Х1Х веке. Это обстоятельство позволяет мне опубликовать в оригинале одно до сих пор неизвестное письмо, относящееся к последним годам жизни Шамиля.

Сохранилось оно в собрании Института книги, документа, письма Академии Наук СССР и входило в состав коллекции Н.П.Лихачева. Владельцем оно было приобретено, вероятно, на одном из заграничных немецких аукционов; об этом говорит приложенная к письму наклейка из антикварного каталога, котрая гласит: 543. Schamyl, Aufuhrer der Tscherkessen in ihrem Freiheitskampfe gegen Russland, 1797-1871.L s., arabisch,1 p.schmal fol. Die Authenticitat der Unterscrift ist bestatigt von dem russischen Gerschaftstrager Staal,19\31 Guli 1869.

Письмо написано на листе хорошей бумаги без водяных знаков размером в 26х14,5 см и перегнуто втройне, а затем сложено в виде конверта, запечатанного сургучной печатью. Сургуч частью выкрошился, и надпись на печати разобрать невозможно. Текст письма занимает 9 строк одной страницы и имеет следующий вид: Строки 8-9 с подписью были обведены синим карандашом и имели внизу приписку «de la main de Schamyl». И обводка, и приписка впоследствии были стерты, а взамен этого ниже подписи следует официальная приписка, такого содержания: Je, soussigne,certifie que la signature ci-dessus est de la main de I,Imam Schamyl. Buyukdere, le 19 31 Juillet 1869 Staal Charge d,Affaires de Russie.

К удостоверению приложена круглая сургучная печать, на которой читается Ambassade de Russie a Constantinople. На обороте имеется арабский адрес, а над ним неясная лигатура, может быть сокращение принятого в письмах Х1Х века выражения «милостью его Всевышнего».

Судя по официальному удостоверению, Шамилю принадлежит только подпись; однако сличение отдельных букв ее с основным текстом говорит скорее за то, что все письмо писано его рукой…Начертание имени в подписи очень напоминает то, которое вырезано на печати Шамиля, очевидно по его автографу (Е.А.Вердеревский. Плен у Шамиля.СПб.,1856, перед частью 3 – автограф, перед приложениями – снимок с печати и медали), так что и при отсутствии удостоверения, в подлинности письма не приходилось бы сомневаться.
К письму приложен почтовый листок обычного формата с французским переводом письма в таком виде:

Traduction A notre ami sincere Bogouslawsky,que son bonheur et sa prosperite dureront les siecles!
Notre gendre Abdourrahim,qui retoune bientot, v donner de nos nouvelles a notre fils Ghzi Mouhammed, ne njus fais donc pas de reproches.
Si tu nous demandes de nos nouvelles, nous sommtp en parfaite sante et n,avons d,autre preoccupation ni chagrin? Que ceux que nous cause ton absence,ainsi que la sienne.
Nous prions Dieu pour Votre bonheur dans les moments propices apres les cinq prieres.- Voila tout, salut!
Le 12 du Rebi oul-evvel 1286. Moi, pavre vieillard Schamyl.

Перевод этот, как ниже выяснится, принадлежит знающему лицу и вполне соответствует оригиналу за исключением некоторых отмеченных мелочей; лишь для полной точности я даю свой, более близкий к подлиннику перевод: «Искреннему другу князю Богуславскому, да продлится его величие и честь, пока длятся века и времена!

А затем вот что. Зять наш Абдурахим скоро возвращается и он сообщит о нашем положении нашему сыну Гази Мухаммаду; не взирай же на нас взором упрека за небрежность. А если он осведомится о нас и нашем положении, то мы во здравии и благополучии и нет у нас другой заботы и печали, как отсутствие лицезрения вас и его. И мы воссылаем моления о благе для него во времена благоприятные и после пяти молитв. Кончено сие и мир вам. 12 раби первого 1286 года (22 июня 1869г.) А я старец дряхлый Шамуйль».

Комментарий этого письма не представляет особых затруднений. Адресатом его является генерал Д.Н.Богуславский (1826-1893). (Князем Богуславский не был, но во время войн с русскими у многих кавказских горцев сложилось представление, что это – титул видных военных и чиновников). Он был едва ли не первым приставом при нем в России, приехал вместе с ним в Калугу 10 октября 1859г. и пробыл два месяца. Приезжал он в Калугу и позже, например, 28 апреля следующего года со сподвижником Шамиля Магомед Амином. Шамиль очень к нему привязался и расставался с большим огорчением. К сожалению Д.Богуславский не оставил своих воспоминаний о Шамиле, подобно своим преемникам – Руновскому и Пржецлавскому, но сношения между ними, по-видимому, не прекращались и после этого времени, как показывает письмо. В момент его написания Д.Богуславский был первым драгоманом посольства в Константинополе; этим и объясняется заверка письма русским посольством (Подпись на удостоверении принадлежит советнику посольства Е.Д.Сталю, впоследствии, с 1894г. послу в Лондоне). Французский перевод письма принадлежит самому Богуславскому, которому приходилось и неоднократно раньше переводить с арабского послания Шамиля. Перевод переписан им собственноручно, как я убедился по сличению с находящейся у меня рукописью его перевода Корана с примечаниями, датированной 1871 годом.

Относительно того, откуда отправлено это письмо, можно только строить предположения. Последнее время своего пребывания в России Шамиль провел, как известно, в Киеве, куда ему было разрешено переехать в виду плохого действия климата Калуги на здоровье семьи. Там в феврале 1869 года он получил разрешение отправиться в паломничество в Мекку. Весьма вероятно, что письмо послано с пути уже после проезда через Константинополь, где Шамиль мог видеться с Д.Н.Богуславским.

Оба лица, упоминаемые в письме, достаточно хорошо известны, Абдурахим, младший зять, был женат на второй дочери Шамиля Фатиме; в начале пребывания в Калуге (1859г.) они были женаты более трех лет, хотя Абдурахим был не старше 17 лет, а жене его было около 15-ти. Он умер на Кавказе в 1904 году. Гази Мухаммад – старший сын Шамиля, считался его наследником. В виду болезни отца ему было разрешено отправиться к нему в Аравию; впоследствии он остался в Турции, принимал участие в русско-турецкой войне 1877 года и умер в Медине в 1903 году.

Стиль письма не вызывает особых замечаний, хотя и не может быть назван блестящим и абсолютно правильным. В почерке чувствуется старческая рука, сказывающаяся как в отдельных дрожащих линиях, так и в некоторых описках при расстановке точек.. Во всяком случае, мы имеем здесь несомненный автограф Шамиля на склоне его лет, меньше чем за два года до смерти (4 февраля 1871г.); было бы желательно, чтобы настоящее издание помогло собрать сведения о других его письмах, сохранившихся в оригинале. Ленинград. 12 июня 1932г.